valerongrach (valerongrach) wrote,
valerongrach
valerongrach

Categories:

Уклонист Пушкин


Осень. 1830 год. Глубинная Россия, по которой куролесит, собирай свой урожай новая болячка. От нее пытаются отгораживаться карантинами, но получается плохо, потому что кто же тогда знает про всех этих микробов, вибрионов и прочую мелкую гадость.

Карантинные кордоны перегораживают всю страну, останавливая путников, перекрывая все пути-дороги, руша планы и надежды. И где-то там, в этой глубинной России оказывается заперт в своем имении один уже не совсем молодой, но и не пожилой человек. Он не то, чтобы сделал карьеру, но достаточно известен при дворе, считается другом императора Николая Павловича и как раз собирается жениться.

Он и в имение то приехал буквально на несколько дней, чтобы упорядочить там дела и заложить принадлежащих ему крепостных, чтобы получить деньги. Потому что надо сыграть свадьбу, есть заморочки с приданым, а потом молодой семье надо на что-то жить. А наш герой – человек с амбициями и живет, скажем так, широко. В общем, "Наше все", Александр Сергеевич Пушкин приехал в Болдино, чтобы разобраться с делами.

Как это обычно бывает в Россиюшке, то, что планировалось сделать за пару дней, не получилось сделать и за неделю. А за это время до тех краев добралась она. Холера. И на дорогах появились карантины.

А к Пушкину приехал Владимир Ульянин, предводитель дворянства в Лукьяновском уезде Нижегородской губернии. Приехал он не просто так. А просить занять должность окружного инспектора на время карантина. Но у Пушкина свои планы. И они со всеми этими карантинами не стыкуются никак. В результате случился скандал, описанный у М.П Языкова:

«… А.С. Пушкин в это самое время, будучи женихом, находился в поместьи отца своего в селе Болдине. Я отношусь к нему учтиво, предлагая принять самую легкую должность. Он отвечает мне, что, не будучи помещиком здешней губернии, он не обязан принимать должность.
Я опять пишу к нему и прилагаю министерское распоряжение, по коему никто не мог отказаться от выполнения должностей. И за тем он не согласился и просил меня выдать ему свидетельство на проезд в Москву. Я отвечал, что, за невыполнением первых моих отношений, свидетельства выдать не могу.
Он отправился так, наудалую; но во Владимирской губ. был остановлен и возвратился назад в Болдино. Между тем в Лукоянов приехал министр (гр. А.А. Закревский).
- "Нет ли у вас из дворян таких, кои уклонились бы от должностей?" - "Все действовали усердно за исключением нашего стихотворца А.С. Пушкина". - "Как он смел это сделать?" - Пушкин получил строгое предписание министра и принял должность…»


Очень интересная получается картина. С одной стороны, конечно, Пушкин в Болдино мимоходом, почти проездом, хоть это и его имение. Он приехал на несколько дней и у него вообще другие планы. С другой стороны – это николаевская Россия. В ней все должны служить, несмотря на все эти «указы о вольности дворянской». Отказываться не принято, то, что «наше все» особенно злило – не хотел служить Александр Сергеевич ни под каким видом, чего уж там. Он потом еще будет очень возмущаться тем, что ему камер-юнкера дали (а как бы ему законник и педант Николай Павлович дал бы сразу камергера, если господин Пушкин так и не выслужил себе ничего кроме камер-юнкера, камергерского ключа ему по «Табели о рангах» никак не светило).

В общем, Пушкин, с одной стороны отказывает местному уездному предводителю и тут же просит его о встречной услуге. И получает ответный отказ. После чего пытается уехать и проехать карантинные кордоны сам. Но ничего у него не вышло. Не пропустили.
И только после этого начинается Болдинская осень.

А заодно Пушкин нарывается и на министра внутренних дел Закревского, который как раз мотается по губерниям, налаживая кордоны, спасая врачей от «доброго русского народа» и заставляя работать вот таких, как Александр Сергеевич. Уклонистов от службы государевой. Или добровольно-принудительных волонтеров, можно и так сказать.

Результат вы, наверное, прекрасно знаете.
Пушкин, запертый в Болдине, пишет, и пишет, и пишет. Закревский вернулся в Петербург и вскоре отправился в отставку, не получив от Николая I возмещения потраченных им личных денег в то время, когда он мотался по губерниям, пытаясь выстроить оборону от холеры. Александр Сергеевич таки уладил все свои дела и женился на Наталье Николаевне. А потом появился Дантес.

Но всё это случится позже, а пока на дворе, где-то там, в глубинной России наступала осень.

Tags: XIX век, Россия, история
Subscribe

Posts from This Journal “история” Tag

  • Индульгенции были сначала не такой уж плохой идеей

    Читая книгу «Чистилище святого Патрика» Дильшат Харман, натолкнулся на интереснейшую вещь. Вот мы все привыкли, что индульгенция…

  • Мыши поели

    В описи приказа Тайных дел прекрасное: «…2 коробьи, а в них тетради и столбцы и лоскутки греческие и латинские и польские и русские…

  • «Трехпрогонный» генерал, гонявший шляхту

    В российской истории XIX века было много интереснейших личностей, которых при всем желании невозможно описать только черными или белыми красками.…

  • Выбора не было

    Политрук Николай Власенко был парнем не робкого десятка. Достаточно сказать, что звезду Героя Советского Союза он получил еще до Великой…

  • Махнул легковушку на четыре пулемета

    Небольшая история из прекрасного – времен Гражданской войны в Испании. Там было много «веселого», с учетом того, что вокруг была…

  • Триумф славян над немцами

    Весенним днем правитель немецкого государства в торжественной обстановке вышел на центральную городскую площадь и встал на колени перед правителем…

promo valerongrach september 9, 2019 12:00 2
Buy for 80 tokens
Появилась одна тема, с которой хочу обратиться к тем своим читателям, у кого есть дети/внуки, которым скоро сдавать экзамены/надо поднатаскать предметы/выиграть олимпиаду. Есть такая онлайн-школа «Фоксфорд». Хорошая. Я три года покупаю там сыну курс по математике «Подготовка к…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment