valerongrach (valerongrach) wrote,
valerongrach
valerongrach

Category:

Все жалеют декабристов. Императора и его семью никому не жаль


У нас по старой доброй традиции все и всегда жалеют декабристов. Они же «луч света», «за перемены» и так далее. Императора жалеть не принято. Он же реакционер, да ещё и пушки с картечью у него было. И «во глубине сибирских руд» сидел не он.

Впрочем, ничего удивительного нет. Историю пишут победители, а у нас во всей этой декабрьской истории 1825 года ими долгое время считался кто? Правильно, те, кто затеял заварушку на Сенатской.

И вот все плачут над дневниками восставших и их записками, неоднократно изданными все вместе и каждая по отдельности. А потом, относительно недавно, выходят «Записные книжки великого князя Николая Павловича» (сейчас уже библиографическая редкость, кстати). Ты читаешь их или выдержки – записи за декабрь 1825 года. И понимаешь, что все время жалел не ту сторону. Не тех, кого надо жалеть.

Позвольте представить:

Дочь прусского короля, принцесса Фридерика Луиза Шарлотта Вильгельмина.



Короли и императоры не могут выбирать себе супругов по любви. Государственные интересы важнее. Но нашей Фридерике Вильгельмине, кстати, дочери романтической и любимой народом королевы Пруссии Луизы, в этом плане повезло. В 16 лет она встретила русского великого князя Николая и влюбилась в него с первого взгляда. Тот, кстати, тоже.

Папа принцессы – король Пруссии и старший брат русского принца – император России были не против свадьбы. Во-первых, это – укрепление русско-прусского союза, а во-вторых, им же все равно не править – у Николая есть старший брат Константин.

Так в 1817 году, в 19 лет Фридерика Луиза Шарлотта Вильгельмина стала Александрой Федоровной. Как положено в России – сменила веру, стала православной. Выучила русский язык. Она к тому моменту, когда вот всё это случилось, пять раз была беременна. Четверо детей выжили. И, конечно, любила свою беззаботную семейную жизнь жены одного из великих князей и обожала разъезжать по европейским курортам.

А потом всё это разом рухнуло.

В один не самый веселый зимний вечер декабря в 1825 году её муж зашел к ней и не очень радостно, но честно поведал, что их очень скоро, скорее всего, убьют. И сделать с этим ничего нельзя. Поэтому надо подготовиться и когда настанет момент – проявить мужество и умереть с честью. А ей 27 лет. У нее четверо детей, старшему из которых 7 лет, а младшей – несколько месяцев. И караулом командует один из тех, кто совсем уже скоро окажется среди восставших на Сенатской. Правда, пока про это никто не знает.

И ведь ни ее муж, ни она сама, ни в чем не были виноваты. Просто так получилось. Один брат как-то некстати отправился на небеса, второй – забил на свои обязанности. И теперь им надо всё это разгребать – потому что больше некому. А она вообще под это никогда не подписывалась и даже близко не готовилась. Но, как выяснилось, отвечать за всё должен ее муж и она.

Когда муж встал на площади с верными полками у Зимнего дворца, она сделала то, что и могла только сделать – пошла в придворную церковь молиться. Домолилась до нервного тика из-за которого в дальнейшем придется несколько раз переносить коронацию.

Потом, когда жены декабристов поехали за своими мужьями в Сибирь, написала в своем дневнике:

«О, на их месте я поступила бы так же!»

Но жалеем мы декабристов. Людей, которые в общем-то решили, что присяга – это не для них.

Tags: Россия, декабристы, история
Subscribe

Posts from This Journal “история” Tag

Buy for 80 tokens
Появилась одна тема, с которой хочу обратиться к тем своим читателям, у кого есть дети/внуки, которым скоро сдавать экзамены/надо поднатаскать предметы/выиграть олимпиаду. Есть такая онлайн-школа «Фоксфорд». Хорошая. Я три года покупаю там сыну курс по математике «Подготовка к…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →