valerongrach (valerongrach) wrote,
valerongrach
valerongrach

Бытовая резня на мосту, приведшая к многовековой войне


Есть интересное мнение, что резня гвельфов и гибеллинов, продолжавшаяся чуть не несколько веков началась с убийства, который сейчас принято называть «бытовухой». 11 апреля 1216 года на одного молодого и только что женившегося юношу, которого звали Буондельмонте на Старом флорентийском мосту напали злые родственники отвергнутой им невесты из другого рода. Времена были жесткие, если не сказать жестокие. Поэтому молодого человека не просто избили, стащив с лошади, а на прощание еще и перерезали горло. После этого одни отправились отмечать сделанное дело, а другие, узнав об убийстве родственника, выносить планы мести. Вендетта затянулась, а так как семьи были знатными, в нее стало втягиваться все больше и больше людей.

Но это красивая легенда, а на самом деле все началось раньше и совсем по другому поводу. Намного раньше, примерно за два с половиной века до этих событий германский король Оттон I стал с подачи папы Иоанна XII императором Священной Римской империи, объединив Германию и Италию. Это была лихая попытка объединить светскую и духовную власть.

Но что-то пошло не так. Император и папа стали тянуть одеяло на себя. Особенно в этом деле прославился папа Григорий VII, который в пылу борьбы даже отлучил императора от церкви и казалось, победил его. Потому что тому пришлось прийти в Каноссу и три дня босому вымаливать прощение под окном замка. Правда, потом когда прощение было получено для папы все кончилось плачевно. Победив в Каноссе, в конечном счете, он все проиграл. Но папы продолжали старательно совать нос в дела королей, герцогов и императоров. Пока в 1154 году рыжебородый и огромный Фридрих Барбаросса из рода Гогенштауфенов не сцепился с папой из-за итальянского наследства. За папу была Ломбардская лига и война развернулась нешуточной. Сторонников сильной власти императора назвали гибеллинами по названию одного из замков Барбароссы, а тех, кто стоял за папу – гфельфами – по фамилии рода главных противников Гогенштауфенов. И хотя корни всей борьбы находились в Германии, основная война всегда шла в Италии.

В Италии на все это наложилось еще и то, что в городах сложилась уникальная ситуация – горожане задавили местных феодалов. Можно полистать хроники и почитать, как флорентийцы захватывали замок одного барона, потом другого. А все дело в том, что город оказался в кольце баронских замков, перекрывавших дороги, а значит, торговые пути.

Поэтому горожане-пополаны очень активно боролись с баронами, а взятые замки срывали. Совсем. Ну а рыцари-бароны тоже переезжали в города и строили там себе дома-крепости или, если угодно, палаццо. В целом, даже без замков у знати все было в порядке с деньгами и землями, но вот власти в городах – не было. Так что горожане сплачивались вокруг гильдий, бароны вокруг друг друга и нужна была только искра, чтобы Флоренция заполыхала. Та разборка на мосту и стала такой искрой.
На самом деле, конечно, не все бароны и дворяне были гибеллинами, а все пополаны – гвельфами.

Приоритеты менялись, деньги и политика – сложная штука. Купцы и вообще все те, у кого были деньги, сотрудничали как с Фридрихом II, императором и внуком Барбароссы, так и с папой Иннокентием III. Но в 1248 году гвельфов выперли из Флоренции. Казалось, что гибеллины в самом богатом городе тогдашней Италии победили. Но в 1250 году император умер и гвельфы вернулись, после чего гибеллинов малость окоротили.

Потом в 1260 году, набрав наемников из Сиены, гибеллины опять прогнали гвельфов, разгромив их в сражении при Монтаперти. Но гвельфы ушли вместе с торговыми капиталами, а заодно проплатили экспедицию Карла Анжуйского, выпилившего династии Гогенштауфенов чуть более чем полностью.
На этом время гибеллинов во Флоренции подошло к концу. Дома-крепости разрушили. Причем на месте самого большого появилась площадь Синьории. Но зато Флоренция окончательно стала культурно-экономическим центром Италии. А законы города почти полностью перекрыли дворянам дорогу во власть. Конечно, потом все вернется на старые круги – дворяне смогут пробиться к власти и тем же Медичи придется долго бороться с родом Альбицци. Да и сами гвельфы разделятся на Белых и Черных и грызня будет продолжаться.

А отголоски всей этой грызни гвельфов и гибеллинов, продолжавшейся несколько веков, до сих пор смотрят на нас со стен Московского Кремля. Да, именно с его стен. Кремль, каким мы его сейчас видим, строили итальянцы, приглашенные Иваном Грозным. И когда во время строительства дело дошло до возведения зубцов на стенах (правильно они называются мелорны), итальянцы долго думали – делать их квадратными, как было принято у папских гвельфов или раздвоенными, в форме ласточкиного хвоста, как у имперских гибеллинов. Но прикинув, что царь ну никак не может быть поклонником папы, итальянцы и украсили стены теми самыми мелорнами в форме «ласточкиных хвостов», а на самом деле – имперских орлов.

Tags: история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo valerongrach april 9, 2017 10:37 62
Buy for 50 tokens
Считается, что нельзя зайти в одну и ту же реку дважды. Те, кто сошел с дистанции, назад обычно не возвращается. Но HMD Global, владельцы прав на торговую марку Nokia, а по сути, та же самая финская компания, только под другим соусом и с активным китайским участием, пытается вернуть те времена,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments