valerongrach (valerongrach) wrote,
valerongrach
valerongrach

Categories:

Великий князь, начавший строить Россию


Конечно, история Древнерусского государства началась далеко не с этого князя. Но именно он, внук Владимира Мономаха принял важное для появления будущей России решение: Андрей Юрьевич Боголюбский не стал тратить свои силы в бесконечной борьбе за Киев. Более того, его войска разграбили этот город, который до 1169 года русские князья захватывали и отбивали друг у друга, в него стремились, но не грабили.


Армия Владимиро-Суздальского княжества с присоединившимся к ней союзниками обчистила Киев дочиста. Впрочем, тут надо не забыть о том, что за несколько лет до этого грабежа, киевляне устроили побоище купцов и прочих людей, приехавших с Северо-Востока, из Суздаля, Ростова и Владимира. Так что ничего удивительного не было. Око за око, зуб за зуб, жизнь за жизнь, всю толерантную мишуру придумали в последние лет 50 истории человечества и то не для всего земного шара.

Андрей Юрьевич не рвался в Киев вообще, в отличие от своего отца. Даже когда Юрий Долгорукий в свой последний раз захватил Киев и посадил своего сына в Вышгороде, рядом со стольным городом, Андрей собрался и уехал. Домой, на север, в Суздаль и Владимир. И потом, когда отец то ли сам отправился на небеса, то ли ему помогли киевские бояре, Андрей не стал бороться за Киев, а принялся строить и укреплять совершенно новое государство. С опорой на Суздальское Ополье – будущее ядро России.


Почему он так поступил? Может быть, потому что хотел единоличной власти, а в Киеве ее быть не могло – надо было лавировать между коалициями расплодившихся Рюриковичей и боярскими родами.
Может быть, потому что ситуация в мире кардинально изменилась и путь «из варяг в греки» стал хиреть, в отличие от Волжского пути, которое и перекрывало его Владимиро-Суздальское княжество.
Может быть, потому что оценил в отличие от отца все перспективы той, далекой от самых бурных событий тех давних лет земли. Это для Юрия его Суздаль и дворец в Кидекше был словно ссылкой. А для Андрея Боголюбского это были родные места. Поэтому он и вернулся сюда, поэтому и укреплял суздальское ополье городами-крепостями по периметру. Поэтому и строил тут церкви и соборы, укрепляя христианскую веру, став по-настоящему, не формально, а на деле крестителем этой земли. Потому что до князя Андрея тут бывало по-разному. Тут была его родина, опора и сила.

Так, по совокупности причин, он и стал первым правителем Древнерусского государства, которого можно назвать настоящим русским князем. Правителем той земли, которая станет ядром будущего государства, занявшего в итоге шестую часть всей суши. Не все у него получилось, да, наверное, и не могло получиться, потому что его цель стать самодержцем, а он ведь, называя себя «автократором», хотел именно этого, была для тогдашнего русского государства весьма преждевременна. Но в итоге его родственники – младший брат и его потомки реализовали все, чего он хотел и к чему стремился. Владимир, а потом Москва стали центром, вокруг которых и собралась Россия.


Сам Андрей, правда, поплатился тем, что июньским вечером 1174 года был убит своими же дружинниками. Причем, если почитать все описания того, что случилось тогда в Боголюбове, то просто поражаешься и князю и тем, кто с ним расправился. Ведь он же побежал казнить дружинников за их прегрешения и спокойно отправился спать. Те прекрасно знали, что суровый и скорый на расправу князь словами не разбрасывается. Весь «заговор» заключался в том, что напившись и набравшись храбрости те, кого Андрей пригрозил отправить на плаху и присоединившиеся к ним подельники, которых он доконал своей суровостью, пошли и расправились с князем. Говорят, что у него был меч, с которым встретил свой последний час святой Борис. Впрочем, как Бориса этот меч не защитил, так и Андрею не помог, его у него просто предусмотрительно выкрали.


Кстати, знаете ли вы, что относительно недавно имена тех, кто принимал участие в этом ночном нападении стали известны почти полностью? На стене церкви в Переяславле-Залесском во время реставрации в 2015 году нашли надпись, проклинавшую их:
«Петр, Анбал, Якым Куцкович, Офрем Моизич, Добрына Микитич, … Микита, Петр Иванкович, Фрольц, Мирошька, Петрко, Стырята – си суть убийцы великаго князя Андрея. Да будут прокляты…»

Справедливости ради стоит отметить и то, что к тому моменту князь Андрей в общем-то оставался у разбитого корыта. Нет, он был силен, могуч и богат. Но вот передать все это ему было особенно некому. У него еще был жив один сын, женатый на знаменитой грузинской царице Тамаре. Но он так сюда, в Залесье и не вернулся. Остальные сыновья умерли, родные братья – тоже. Сводных братьев, родившихся от других жен Юрия Долгорукого, он прогнал. В результате после того как Андрея Боголюбского не стало, началась усобица, в которой в итоге победил его младший сводный брат – Всеволод Большое Гнездо. И уже его династия правила Русью, а потом Россией до самого Смутного времени.


От Андрея же, кроме зарождения русской государственности остались соборы. И, по всей видимости, остатки его дворца в Боголюбове. Вот эти, на фотографиях в статье. Сейчас они – часть церкви Рождества Богородицы, в которой есть небольшой музей, правда, фрески там XIX века, но есть раскоп, показывающий уровень земли в XII веке. Но предположительно старые стены - это именно часть княжеского дворца. Во всяком случае они точно относятся к XII веку. И это единственная гражданская (именно гражданская, а не религиозная) постройка на Руси, уцелевшая с домонгольского периода.

Есть мнение, что мастеров к Андрею для строительства соборов и дворцов прислал император Священной Римской империи Фридрих Барбаросса, с которым он поддерживал тесные отношения. Мастер был из северной Италии и он, видимо, построил Успенский собор, вот эти палаты, церковь Покрова на Нерли, может быть и еще какие-то значимые сооружения. Во всяком случае Успенский собор, уцелевшая часть дворца и церковь Покрова на Нерли стилистически очень похожи, как кажется лично мне.


Подтверждением того факта, что мастер был из северной Италии, лично для меня является вот это окно, уцелевшее с тех далеких времен. Почему? Да просто потому что даже у нас в России есть точный аналог такой конструкции, однозначно построенный итальянцами.


Я про Судак в Крыму. В генуэзской крепости, в башнях и в консульском замке есть точно такие же окна.

В том месте, где стоял когда-то давно замок Андрея Боголюбского и находился город Боголюбов, теперь женский монастырь Рождества Богородицы. Рядом с ним есть старые валы, когда-то давно защищавшие княжескую столицу. Но Боголюбов после князя Андрея захирел. Сначала в городе порезвились рязанцы во время княжеской усобицы между претендентами, потом добили монголы.


На архитектуру Боголюбского монастыря по моему скромному мнению лучше всего смотреть со стороны проходящей рядом железной дороги. Тем более, что до нее недалеко – немного вперед и направо. Как мне кажется оттуда и вид на большой собор XIX века, построенный Константином Тоном и красивую колокольню и все остальные церкви и постройки - лучший, и фотографии получаются отлично. Что рядом с прудом по дороге, что с моста через железную дорогу. Ведь вы обязательно пойдете через него. Потому что там, в километре, на заливном лугу стоит ОНА. Церковь Покрова на Нерли. Небольшая каменная церковь, чудом уцелевшая с домонгольских времен. Место, откуда начинается Россия. Но про него я расскажу вам в следующей раз, потому что эта небольшая церковь, конечно, заслуживает отдельного рассказа. Как говорится, Stay Tuned!
Tags: Владимир, Россия, история, путешествия, туризм
Subscribe

Posts from This Journal “история” Tag

promo valerongrach september 9, 2019 12:00 2
Buy for 80 tokens
Появилась одна тема, с которой хочу обратиться к тем своим читателям, у кого есть дети/внуки, которым скоро сдавать экзамены/надо поднатаскать предметы/выиграть олимпиаду. Есть такая онлайн-школа «Фоксфорд». Хорошая. Я три года покупаю там сыну курс по математике «Подготовка к…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments